Символдрама статьи

Ральф Боле. Сестры-тени. Часть 1

К.Г. Юнг определял «активное воображение» как специфическую форму диалогического обращения со спонтанно протекающим потоком внутренних образов, которое наряду с работой со сновидениями занимает центральное место в практике аналитической психологии. К.Г. Юнг уделял много внимания анализу взаимоотношений между направляющим, действующим и активным Я и образованиями бессознательного, он интегрировал невербальные методы в свою модель психоанализа и в связи с этим часто работал с имагинациями. Свой метод он впервые описал в начале прошлого века, но опубликовал важные работы об этом лишь спустя много лет. Таким образом получилось, что этот метод сначала передавался через практическое использование и личные сообщения. А через юнгианский учебный анализ Х. Лейнера открывается «missing link» («недостающее звено») к Кататимно-имагинативной психотерапии.

В предлагаемой статье мне хотелось бы разобрать линии развития обоих методов и исследовать разностороннее влияние, которое аналитическая психология могла оказывать на развитие теории Кататимно-имагинативной психотерапии. После обзора основных положений метода «активного воображения» я более подробно рассмотрю юнгианские идеи, которые через обучение Х. Лёйнера проникли в концепции Кататимно-имагинативной психотерапии. Особенно в ранних работах Х. Лёйнера можно ещё видеть психологические идеи К.Г. Юнга.


Х. Лёйнер и К.Г. Юнг?
На первый взгляд, между К.Г. Юнгом и Х. Лёйнером мало общего. Но если более подробно рассмотреть методы, которые они создали, чтобы работать с имагинациями в психотерапевтическом процессе, то оказывается много точек соприкосновения и интересных линий развития.
В своих более поздних работах Х. Лёйнер уже лишь изредка обращался к аналитической психологии К.Г. Юнга. Но на начальном этапе развития Кататимно-имагинативной психотерапии связи с аналитической психологией были ещё гораздо более явными, и некоторые важные положения теории К.Г. Юнга были словно крестными родителями, духовными наставниками для выделения метода Х. Лёйнера в самостоятельное направление психотерапии. Эти «родственные отношения» я и хотел бы более подробно рассмотреть в этой статье.
В начале я хотел бы дать обзор некоторых основополагающих понятий аналитической психологии К.Г. Юнга, так как в ходе развития дальнейшей работы с имагинациями они будут играть важную роль. Затем я представлю в обобщенной форме метод «активного воображения», как его разработал  К.Г. Юнг и потом позднее его последователи, что даст возможность проанализировать его взаимовлияние и дальнейшее развитие в Кататимно-имагинативной психотерапии. Так как для многих аналитическая психология К.Г. Юнга знакома, возможно, не столь хорошо, я покажу, что об этом говорил сам К.Г. Юнг, чтобы получить живое представление о том, что он имел в виду.

Основные положения аналитической психологии К.Г. Юнга
Швейцарский психиатр К.Г. Юнг был сначала пламенным сторонником Зигмунда Фрейда, но позднее стал постепенно отделяться от его формы психоанализа и пошел своим путем: его все больше интересовали общечеловеческие темы, и особенно архетипические образы в душе человека. К.Г. Юнг оставил после себя обширное творческое наследие, в котором он высказал свою позицию по многим важным психотерапевтическим вопросам.
Аналитическая психология рассматривает развитие человеческого сознания как с позиции личного биографического влияния, так и с позиции общечеловеческих категорий восприятия. Тем самым во многих областях она выходит за рамки чисто психотерапевтического метода, целью которого служит улучшение или смягчение болезненных страданий пациента. Психические конфликты между сознательными установками и бессознательными настроениями ведут к появлению симптомов болезни, но они же являются также выражением поиска человека самого себя.
В традиции К.Г. Юнга аналитическая психология разбирает множество философских и религиозно-научных тем. Многие гуманистические школы психотерапии опираются на идеи К.Г. Юнга.
Психотерапевтическая цель аналитической психологии – поддержание и способствование динамическому течению психической энергии между полюсами сознательных и бессознательных переживаний. В конечном счете, соприкасаются самые интимные личные психические переживания с общечеловеческими переживаниями. Все формы проявления психического, в особенности все формы проявления бессознательного понимаются как переживаемые манифестации физической и психической действительности.
Аналитическая психология занимается преимущественно вопросами, которые охватывают диапазон между Я (как центром сознания персонального мира) и Self (самостью – совокупностью всех персональных и трансперсональных психических содержаний). Бодрствующее сознание (Я) как ограниченная часть психики определяет свое отношение к психическому миру в целом, разворачивающемуся между материальной и духовной действительностью. Общечеловеческие возможности восприятия (архетипы) определяют человеческое сознание. Осново-полагающие врожденные схемы восприятия образуют центры кристаллизации индивидуального личного опыта: они организуются в индивидуальные семантические поля – в аффективно заряженные комплексы. Эти обогащенные жизненным опытом семантические поля, которые эмоционально могут быть заполнены очень по разному, образуют функциональные блоки, которые могут действовать отчасти сознательно, отчасти бессознательно. К.Г. Юнг рассматривал Я как особый комплекс, который преимущественно структурирует сознание. Другие комплексы, или поля комплексов, перерабатывают психическую энергию также в значительной мере автономно в бессознательном, примером чему может служить тень (не принимаемые аспекты Я) или анима/анимус (как символическое отражение отношения Я к бессознательному). Центральное положение в психологии К.Г. Юнга занимает процесс индивидуации, включающий в себя развертывание и дифференцирование диалога с бессознательным, прорабатывание вопросов самореализации, а также их интеграцию в социальную и нравственную жизнь. «Процесс индивидуации – это субъективный процесс интеграции и одновременно объективный процесс отношений» (C.G.Jung, 1979, стр. 49).
В ходе растущего расширения сознания видно, как Я все более осознает ограниченность своих возможностей и развивает живые отношения с силами и принципами работы, которым оно подчинено и в которые оно включено. Можно сказать, что Я осознает свои собственные бессознательные части, которые спроецированы на не принадлежащие (чуждые) Я объекты (внутренние и внешние). Психический символ одновременного существования Своего и Чужого, Светского и Святого, Сознательного и Бессознательного – это самость, символ интеграции противоположностей. К.Г. Юнг считал самость центром психики, который проявляется и делается психически видимым, прежде всего, в представлениях трансперсонального или в представлениях о божественном.
В центре психотерапевтического действия в аналитической психологии находятся отношения между психотерапевтом и пациентом и символ, который возникает в этой среде и может по-новому и конструктивно преобразовывать психическую энергию. К.Г. Юнг понимал символ как наилучшее выражение в значительной мере бессознательного материала. При этом бессознательным материалом могут быть личные воспоминания, страхи и желания, которые тесно связаны с сознательной историей жизни данного конкретного человека. Но это могут быть также психические элементы остаточной возбудимости (нервной системы) самых ранних фаз психического развития, которые по своей форме кажутся чуждыми или недостаточно близкими сознанию взрослого. Точно также может погрузиться в бессознательное знание о семейных традициях истории, о значении предков (в особенности родителей родителей и связанных с ними семейных мифов или возможно отрицаемых реальных травматических событий из семейной истории). Бессознательно этим материалом может быть также трансперсональный или спиритуальный опыт, который только через символ может стать доступным сознанию. По своей сути действенный символ всегда содержит в себе такое содержание, которое так просто непосредственно не доступно центрированному на Я повседневному сознанию. В измененных состояниях сознания (например, в гипногенном состоянии расслабления) широкое семантическое поле символа может быть более глубоко пережито и осознано, и таким образом эта область психики может быть включена в осознанные переживания, которые до этого не были доступны Я-центрированному опыту: например, экстатический опыт или целостные, дающие смысл переживания.
Чтобы сделать символообразующий процесс души доступным переживанию и тем самым пригодным для использования, в аналитической психологи могут использоваться самые разлные не-Я-центрированные состояния сознания. В первую очередь в процессе психотерапии используются сновидения и активное воображение как образования бессознательной психики, понимаемые как выражение непосредственной действительности психического распределения энергии: „Чем больше человек концентрируется на содержании своего бессознательного, тем более энергетически заряженным оно становится, это неоспоримый, психологический факт; оно оживляется, словно освещенное изнутри. Оно превращается в некоторого рода заменяющую реальность. В аналитической психологии мы методически используем этот феномен. Я назвал этот метод активным воображением.“ (C.G. Jung, 1979, с. 793)
Но и любая другая форма активизации бессознательного может таким образом стать частью психотерапии. Большое значение предается также художественному оформлению и преобразованию пережитого опыта. Рисование из бессознательного также является самостоятельным методом. Работа с телом и восприятием своего тела вплоть до танца могут также быть составными частями юнгианской психотерапии, равно как и пение, работа со звуком или музыкой.
Для работы с символами в аналитической психологии характерно, что они могут быть энергетически заряжены личным отношением, т. е. через психотерапевтические отношения вплоть до архетипического резонанса. И только тогда они смогут в полной мере развернуть свое психическое воздействие. По настоящему действенные силы собственной судьбы раскрываются только через личный контакт и отношения.
Поэтому отношение другого – это важный фактор эффективности аналитической психологии. В присутствии психотерапевтического действия проявляется событие отношений в актуальном состоянии совместного, общего бессознательного между пациентом и психотерапевтом, с которым они оба связаны в живом процессе взаимообмена и исходя из которого они оба действуют. Общее бессознательное определяет, таким образом, с одной стороны, развитие отношений между психотерапевтом и пациентом, а с другой стороны, также и то, что происходит непосредственно в каждом из них. Это интерактивное поле несет в себе как архетипические, так и биографические составляющие, которые взаимно качественно проникают друг в друга. «Это характерно … для индивидуальных образов: они требуют контекста, которым является не только миф, но и индивидуальный анамнез.» (C.G. Jung 1976, с. 263)

Активное воображение: диалог между Я и бессознательным
Уже на ранних этапах развития аналитической психологии К.Г. Юнг открыл для себя значение работы с воображением (имагинациями) и анализа внутренних образов, хотя описал это в своих работах значительно позже. Психотерапевты, которые работают по методу аналитической психологии, до сих считают активное воображение трудноприменимым, дифференцированным методом работы с бессознательным, который следует использовать, как принято у более поздних авторов, только если Я имеет достаточно стабильную структуру. Его рассматривают таким образом как метод, который применяется только после длительного процесса самопознания или даже только после завершения аналитической терапии прежде всего с относительно зрелой личностью, т. е. прежде всего во второй половине жизни. Пациент, находясь в состоянии бодрствования, вступает в диалог с тем, что представляется ему в воображении. Как правило, это происходит дома. Затем он записывает эту беседу и свои переживания. На следующем сеансе психотерапии он рассказывает об этом своему аналитику. В рамках аналитической психотерапии содержание активного воображения затем прорабатывается и интегрируется. Важной характерной чертой этого служит то, что многие образы (имагинации) на протяжение длительного периода времени прорабатывают определенное тематическое поле в плане нарратива (повествования) из бессознательного: длительность этого может варьировать от нескольких сеансов до многих месяцев или даже лет. Однако такой взгляд на активное воображение всё более утверждался лишь по мере развития аналитической психологии на протяжение многих лет, в противоположность изначальной концепции К.Г. Юнга, которой он придерживался в начале развития метода.
Я хотел бы поэтому сначала кратко рассмотреть историю развития активного воображения с точки зрения К.Г. Юнга и наиболее известных современных интерпретаций, чтобы затем подробнее осветить связь с Кататимно-имагинативной психотерапией. При этом для меня особенно важно показать скрытые глубинные связи и взаимоотношения обоих методов. 
Продолжение в следующем месяце.